«Особенные» дети: как впустить их в свою жизнь

«Мамочка, а сколько пальчиков должно быть на руке? Пять? А почему у Димы два?» — с таким вопросом вернулась домой шестилетняя Юля в первый школьный день. Самым ярким впечатлением для девочки и ее сверстников стало знакомство с «не таким» одноклассником. Мама Юли негодовала, почему родителям не сообщили, что в классе будет учиться мальчик-инвалид, и как объяснить ВСЕ ЭТО дочери? Но дочь оказалась мудрее и озадачила маму новым вопросом: «А можно я буду с Димой дружить?»

«Особенный» ребенок в детском коллективе — тема непростая и неновая. Проблема интеграции людей с инвалидностью в общество обсуждается на государственном уровне и вроде бы есть проекты, поддержка, понимание… На деле же можно запутаться в примерах преступного отношения к людям с ограниченными возможностями.

Сестру модели Натальи Водяновой, Оксану, у которой аутизм и ДЦП, в Нижнем Новгороде выгнали из кафе, «чтобы не отпугивала клиентов». А маленькая москвичка Маша с синдромом Дауна разозлила сразу несколько десятков взрослых, когда оказалась вместе с их детьми на фото в школьном альбоме и «испортила» его. И это только самые свежие истории.

Ценные советы от Елены Акуловой

Елена Акулова, детский и семейный психолог

Как же начать этот сложный разговор с ребенком. Или с самим собой? Портал Kids365.ru поговорил с детским психологом, дважды мамой Еленой Акуловой. Она помогает семьям, воспитывающим детей с особенностями развития.

— Елена Николаевна, как правильно рассказать ребенку о проблеме инвалидности, объяснить, почему его друг «не такой»?

— Знаете, меня очень тронул подход к «особенным» деткам в культуре народов Кавказа и Закавказья. Там принято относиться к ним, как к младшим.

Дети слушают не наши объяснения, они реагируют на наши эмоции. Если мы с брезгливостью обходим слепого или немого, то милосердие привить будет сложно. Культуру надо транслировать своим эмоциональным отношением.

А объяснять детям лучше на понятном им языке. Как-то мне пришлось мальчику шести лет рассказать, почему девочка, которой семь лет, не ходит и не сидит. Я просто сказала: «Ей хоть и семь лет, но она еще маленькая и ходить не умеет». Он заулыбался и подошел к ней поиграть.

Ваш ребенок рано или поздно столкнется с инвалидностью или болезнью в окружающем мире. Лучше, чтобы он узнал об этом от вас. За рубежом даже снимают мультфильмы о дружбе детей обычных и детей «особенных».

— Какие чувства стоит формировать у ребенка по отношению к людям с инвалидностью? Жалость, сострадание, участие? Или, напротив, особенность должна восприниматься как обычное явление?

— Для меня есть существенная разница между жалостью и состраданием. Жалея человека, мы как бы смотрим на его проблему со стороны, даже свысока: «Какой несчастный, бедняжка». Людям сложно признаваться в этом, но часто за жалостью стоит еще и тихая радость: «Как хорошо, что это не со мной».

Сострадание иное по своей природе. СОстрадая, мы становимся причастны к проблеме, Сострадание предполагает СОвместное действие, это деятельное чувство.

Из жалости я могу подойти и погладить тяжелобольного ребенка по голове и уйти с удовлетворением мецената. А из сострадания я приду к нему и как минимум почитаю сказку или сделаю что-то, что будет для него важно и необходимо.

Если ситуация не требует этого, лучше просто не акцентировать внимание на особенностях ребенка, а общаться, как с обычным малышом.

Как психолог я хочу подчеркнуть, даже если ребенок обездвижен и не может говорить, он чувствует все точно так же, как и обычный человек. Не забывайте об этом.

Особенная девочка в школе

— Должен ли «особенный» ребенок находится в коллективе? Почему это важно для малыша с инвалидностью и полезно обычным детям?

— Если состояние здоровья ребенка позволяет, конечно, он должен обучаться в обычном детском коллективе. Есть разработанные опробованные технологии. Например, сопровождение ребенка тьютором — специально обученным педагогом, который помогает осваивать школьные правила и служит помощником в социализации.

Долгие годы мы «прятали» детей с нарушениями развития в стенах интернатов. Я предлагаю тем, кто не согласен с моей позицией, просто прийти в такой интернат. Не на час, а минимум на оба выходных. Пообщайтесь с его обитателями, помогите персоналу в уходе за лежачими больными. А потом представьте, что в результате какого-то несчастья любой из нас может оказаться здесь.

По данным ВОЗ, около 10% населения Земли — дети, чьи жизненные или социальные функции ограничены. В России только официально зарегистрированы более 600 тысяч ребят с инвалидностью. В странах постсоветского пространства в структуре детской инвалидности лидируют заболевания нервной системы, органов чувств, психические расстройства и врожденные дефекты развития.

А если вдруг вы перестанете ходить или говорить, ваша жизнь тоже должна пройти в социальной изоляции? Мы не любим сталкиваться с такими понятиями, как болезнь или смерть. Почему-то пребываем в иллюзии, что нас это минует. Но жизнь — не сказка, и иногда она поворачивается суровой стороной.

Судить о культуре общества можно по тому, как оно относится к своим слабым и немощным гражданам. А милосердие закладывается с детства. Какой урок родители преподают своим детям, ограждая их от общения с детьми «особенными»? Как они отнесутся к вашей немощи в старости?

— Только лишь семья закладывает основы здоровой социализации или играет роль и общий подход государства?

— Большинство людей, которые с детства находились в специализированных учреждениях, при другом отношении были бы не на содержании у государства, а вполне могли работать, приносить пользу обществу и зарабатывать себе на жизнь. Значит, социализация — задача государства и его выгода в долгосрочной перспективе.

Вычеркивая таких детей из общества, мы еще глубже инвалидизируем их. У нас, к сожалению, проблема адаптации к обычной жизни детей с нарушениями развития лежит на плечах родителей. При этом, например, в Израиле в армию идут служить даже инвалиды (по желанию). А недавно в разведке этой страны создали отдел, в котором работают люди с аутистическими расстройствами. Они оказались способны выполнять кропотливую и монотонную работу лучше, чем обычные сотрудники.

Президент США Франклин Рузвельт, переболев полиомиелитом, стал колясочником. Актриса Марли Мэтлин глухая, но это не помешало ей получить «Оскар». Знаменитый итальянский тенор Андреа Бочелли не видит с 12 лет. Полководец Кутузов был одноглазым. У Эйнштейна диагностированы расстройства аутистического спектра, а у Билла Гейтса синдром Аспергера.

Дети в спортзале играют в футбол для колясочников

— Дети, похоже, справляются сами, а вот как быть взрослым, например, на детской площадке? Как познакомиться с «особенным» ребенком, чтобы не обидеть, расположить к себе?

— Скажу вначале об ошибках. Я консультировала мам детей с проблемами развития. Важно понимать, что между мамой такого ребенка и самим малышом очень сильная эмоциональная связь. Высказав замечание малышу, дав непрошеный совет, практически всегда вы раните маму. Но и отношение как к тяжело больным и ненормальным здесь недопустимо. Я учу своих клиенток защищаться от такого хамства.

Минимально хорошее, что вы можете сделать, — просто улыбнуться такому ребенку. Я обычно так и делаю. Если решили угостить малыша чем-то, спросите у родителей, возможно, он на диете. В остальном это такие же дети.

Поверьте, они не проживают каждую минуту как горькое несчастье. Умеют радоваться, играть, смеяться, чувствуют ласку и умеют дарить ее в ответ.

Вспоминается история, рассказанная одной мамой. Парень вышел из супермаркета с шоколадкой и конфетами. И отдал эти сладости ребенку, сидящему в инвалидной коляске. При этом потрепал по голове и сказал: «Держи, красавчик!»

Мама выставила на «Фейсбуке» фото малыша с подарками. Мальчик радовался весь вечер, и она была полна позитива. Мне кажется, таких мелких хороших дел должно быть как можно больше. Рассмешить ребенка-колясочника, помочь маме в транспорте успокоить кричащего малыша с аутистичными чертами или просто утихомирить бабушек, раздающих советы этой маме. Такие поступки лечат жестокость и формируют мир, в котором нам предстоит жить в старости.

Татьяна Яковлева занимается с аутистами

Татьяна Яковлева с сыном Ильей

Комментарий

Татьяна Яковлева, руководитель Международной благотворительной общественной организации «Дети. Аутизм. Родители» (Минск), член Национальной команды тренеров инклюзивного образования. Мама троих детей, младшему, Илье, 8 лет, у него аутизм.

— Несмотря на то, что в обществе чаще стали говорить о детях с особенностями здоровья, а также появляются и развиваются профильные организации, реальные изменения пока трудно оценить как системные.

Стереотипность общественного мышления — это невероятное сопротивление. У нас говорят «ребенок с дефектом», а в западных странах — «альтернативно одаренный ребенок». Там, где профессиональные подходы имели возможность развиваться, где о проблеме стали говорить раньше, там и отношение другое. Хороший пример — это Скандинавские страны, США и Канада, где, в частности, наука поведенческого анализа развилась до признанного международным сообществом уровня.

Ребёнок смеётся в надёжных руках Яковлевой

Но примеры адекватного отношения к ситуации у нас тоже есть. Есть семьи, не отказывающиеся от воспитания «особенного» ребенка. Есть самоотверженные педагоги. Есть сердечное и отзывчивое окружение. Но это все пока не о толерантности общества. Пока, к сожалению, малышей с инвалидностью боятся.

Что интересно, проблема не в детях. Они как раз непосредственны и отзывчивы. И не в их родителях, которые в итоге видят, что дружба с «особенным» ребенком — это здорово. Проблема в связующем звене — педагогах. Они нуждаются в профессиональной поддержке, им нужно учиться учить не по шаблону. Ведь мы говорим о новых общественных взглядах, новых социальных отношениях. А как этого достичь? Ответ здесь один: только инклюзивное образование.

Каждый ребёнок — это загадка

Должна быть обычная общеобразовательная школа, в которой есть равное место и для здоровых детей, и для детей с особенностями здоровья. Это школа, где кроме академических знаний дети получат свой первый социальный опыт. Где появляется акцент на воспитании, на внешкольных мероприятиях, на взаимодействии. Где будут реализованы общие программы, но уже с новой педагогической философией инклюзивности, с индивидуальными планами развития каждого из детей.

И это то, что уже есть в мире. Это просто нужно взять и внедрять! В таких школах мы вырастим не только министров, президентов, в них будут расти обычные люди, понимающие и принимающие соседа с особенностью. И кто знает, может, такой подход в будущем вообще изменит представление об инвалидности, и особенности перестанут быть чем-то негативным.

Поддержите проект — поделитесь ссылкой, спасибо!
Читайте также
1994 12 Двое детей и 650 кг коробок: советы переезжающим в другой город 4039 12 В отпуск на ПМЖ: как взять и переехать из Томска в Калининград 1615 12 Деревянный спорткомплекс для детей: гармонично и экологично